?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
Петрович, или просто Петр Васильевич Козлов
1 День первый

После полуночи небольшой микроавтобус привёз нас по маленькой просёлочной дороге на базу окруженные полями и тропическими растениями. Разобрав наши вещи мы достали отваренные куриные яйца которые мы радостно жевали предвкушаю недельная голодание. С чувством полного партизанского счастья мы залегли на кровати и погрузились в сон под шуршащем кондиционером.

Утром лень лежать столкнулась с ленью вставать. В этом нечестном бою больше всего проигрывала само поле сражения, которые устало искать в простенках счастье, поставила ноги на пол и пошла на балкон Разглядывать окрестности.

Заметив с балкона голубой бассейн, я сразу приобрёл направление, План и зуд. Эмили не стала спорить и мы одевшись в купальные костюмы бодро зашагали в сторону воды. Ну что вам говорить о прелестях утреннего купания – благодать.

Пока соленная вода ласкала нашу не мытую кожу, на поляне появилась стая пациентов которые только вернулись с прогулки. Радостно поприветствовав нас они направились в маленький домик с белыми диванами. Похоже там что-то давали, так как в их походке струнки играли радостные нотки.

Ким, так звали нашего консультанта по кишечно-желудочному траку и в нём обитающих паразитирующих пассажиров. Она объяснила нам наши перспективы на время пребывания на базе.

Один кокос, один фруктовый сок, вода из-под овощного супа, порошочки, чаи, пилюли, вот какие радости ждали нас на сегодняшний день. Но кушать все равно хотелось, в голове летали мысли о тех блюдах которые недавно были съедены в ресторанах шумного Шанхая.

Групповая йога, как и другие социальные явления может разбавить чувство голода. Турецкая баня наполнен ароматами разных трав может отвлечь вас от мыслей о еде. Двух часовой тайский массаж сосредоточить внимание на боли в мышцах тела. Но мозг все равно не даст вам забыть поджаренные пельмешки в японском ресторане, которые глотая слюну вы будете вспоминать выпивая третий литр воды.



2 Второй день

Бальзак соревновался с Стендалем в занудстве. Мне это было не интересно я отложил книгу под названием шагреневая кожа. Просторный диван был окружен большими стеклянными окнами которые открывали слегка унылый вид на поля и горы вдали.

Эмили суетилась в санузле немного расхода воду, что дало мне момент свободного времени. Я посмотрел вдаль и подумал сделать упражнения для глаз, но только начав движения, меня обняла и прижала скука, и я догадался что этот момент мне дан для безделья.

Рядом с Ким была открытая дверь, которая открывала вид на зелёный лужок, забор и две пальмы. Картина желудочно-кишечного тракта была пояснена рассказом, как на самом деле человек занимается своей профессиональной деятельностью.

На теории мы не остановились и поднявшись в наш туалет, Ким показала нам как мы устроим великий потоп нашим пассажирам в толстом кишечнике. К унитазу присоединилась дополнительная сидение которая позволяла лечь задом в сторону унитаза. На полке надо унитазом стояла ведро с очищенный водой, трубочки от ведра шли прямо к белому другу.

Специальная конструкция позволяла хитрым образом подать в себя жидкость одновременное отделяя массы прямо в чашу. Для любопытных в чаши унитаза была установлена корзинка решето, которая задержит более мощные пласты, и в детстве потерянные предметы.

Я подошел к процессу с о сторожкой, Воспользовался вазелином, Залег в ложе, и открыл кранчик на трубочки. Концерт не заставил себя долго ждать, и на арене появились кучные толпы.

Так нас научила Ким, израсходовав пол ведра воды я приостановил процесс. Поменял трубочку, приостановил кранчик, и теперь из нового пакета полилось свеже-заваренного кофе прямо в мои недра. Кофе в жопу, или свинья в апельсинах. Интересно.

После кофе, помещение надо прополоскать водичкой, чтобы ненароком пациенты не за кайфовали от кофеина. Процесс удачно прошел, и я набрал полную корзинку чудесных гостинцев.

Радостное чувство освобождение прошло через весь день. И хотя день был заполнен программой, чувство массового облегчения не покидало меня и грела душу.



3 День третий

Сегодня на групповой лекции на посветили в задачи и функции собственной печени. Чтобы мы не заснули, нам периодически показывали разные фотографии болезней и недугов печени. Кому-то лампочки, а кому-то и до печени.

Привычным образом я набрал полную корзинку трофеев, перед этим на одном дыхании закачав в себя пол литра кофе. И хотя чемпионы могут поддержать кофе в себе и до получаса, я остановился на 3 минутах, после которых я испустил чёрный фонтан.

Сил осталось мало, энергия куда-то иссяклась, глаза начали печально смотреть в пол, ноги немного заплетаться. Мне повезло, и в моей насыщенные программе зарядил свободный час. Недолго думая я поднялся в комнату, выключил телефон, залез под одеяло, и вспомнил как обо всём на свете можно забыть.

Проспав целый час, меня поднял будильник, Я оглядел просторы комнаты, взглянул в дали из окна. Нет сил. Все равно я поднялся, и пошёл на процедуры, теперь в турецкую баню. Мотивация как и заряд энергии была на нуле, я медленно плевался к маленькому домику у синего бассейна.

В парилке я сидел один, остальные гости были кто где. Кто на массаже, кто на очистки, кто на процедурах, а кто и лёжа на диване. Я лёг на полку из теплой плитки и начал дышать животом чтобы по максимуму вдохнуть гермолаем внедрённым в пар парилки.

Когда тело начинает потеть, приятные ощущения расслабленный кожи радует и расслабляет. Но постепенно становится тяжело дышать, сердца и начинает часто и тяжело биться. Пора выходить.

Я присел на полке и почувствовал головокружение. Я подождал немного пока давления в голове восстановится и тогда потихоньку встал. Снова ощутил лёгкое головокружение. Как меня учили раньше я несколько раз вставал на носочки, чтобы кровь прокачалась по всему телу, это помогло и появилась ясность в глазах.

Я вышел на улицу и открыл кран душа и встал под поток прохладной воды. Кайф. Прохладная вода шокировала поры, которые я скажи молись и довели кровь внутри тела. И хотя было приятно стоять под потоком воды, сил все равно было немного, и я направился в сторону мерцающего бассейна.

Я рухнул в солёную воду бассейна, в котором владелец хотел изобразить кусочек моря. Я застыл в воде и наблюдал как она меня несла краю в бассейна, куда вода уходила водопадиком вниз. Полное расслабление и бессилие повесили меня на краю бассейна, и я бессмысленно начал смотреть вдаль.

Минуты наматывались на циферблат моих часов которые остались в сейфе номера, а я повис воде отмокая грешную плоть. Постепенно ноги зашевелились воде и глаза начали более активно разглядывать окрестности.

Мне захотелось уйти подводу, и я нырнул. Под водой я захотел немного проплыть, и недолго думая я проскользил от бортика к бортику. Вздохнул, опять ушел под воду и проплыл весь бассейн под водой.

Электролиты! Это они. Вспомнил я, как меня научила Юля на Пукете, что мне необходимо добавлять в свой рацион электролиты, или минеральные соли.




4 День четвёртый

Вернувшись с утренней прогулки, был маленький момент всеобщего счастья. Мы немного потные, воодушевленные, с впечатлениями о просёлочных дорог Чангмая, уютно разместились в домике с большим белым диваном. После прогулки нам каждое утро давали выпить свежий, прохладный кокос. Кайф.

Два литра кофе, я залил себя практически на одном дыхании. Чёрная тёплое жидкость приятно отяготило мой живот. Я посмотрел на часы, чтобы проследить проистежение времени, в голове себе установив цель - 5 минут.

Слабы спазмы в кишечнике, я глубоко вдохнул по максимуму раздув грудную клетку, спазм утих. Я смотрел в потолок пытаюсь максимально абстрагироваться и расслабиться, мысли особо не приходили, и я их не особо искал. Тишина.

Клубок спазмов резко атаковал слева в пузе, я попытался настроить кишечник своими магическими дыханиями. Не помогло. Я положил правую тёплую ладонь на живот, спазм отошел, но я знал точно что где-то затаился. Я начал успокаивающее дышать, чтобы подготовить себя к следующей атаке.

Струна постепенно начала натягиваться, я зажал кольцевую мышцу, давление росло. Я попытался погладить живот, но давление планомерно росло. Плавно вдыхая и выдыхая я посмотрел в сторону окна, надеюсь найти отвлекающий предмет, но толи предметы были ни те, толи я не так за них хватался. Давление росло.

Слабый пот прошиб лоб, и стало прохладно. Я решил атлетически подойти к упражнению и усиленно сжал свои мышцы. Давление пропала. Тишина. Я глубоко вздохнул. Тут давление дало свой атлетический ответ и всем махом ударила мне в анус. Я открыл двери.

Я посмотрел на часы, прошло 6 минут. Неплохо подумал я, и почему-то смотря на циферблат, я вспомнил как на утренней прогулке мы с Эмили стояли на дамбе и любовались красивым видом на зелёную равнину, которую окружали не большие горы спрятавшийся в утренний туман.


5 День пятый

Солнце повернула в сторону заката, но ещё ярко светило и грела своими лучами долину Чангмай. Один из счастливых обитателей долины шагал босыми ногами в бамбуковую беседку на двух часовой тайский массаж.

Пожилая массажистка спокойно и расслабления улыбнулась мне, как будто увидела помидор на грядке. Я тоже ей улыбнулся, искренне и отдуши. В ответ мне она уже улыбнулась мне как человеку и мы обменялись взором из глаза в глаз.

Я лёг на спину и тихо, медленно выдохнул. Сегодняшний день кусками посыпался с потолка. Утренняя прогулка в буддийском храме. Новые рекорды с кофейным раствором. Парилка и бассейн. Искры.

Пальцы массажистки уверено и упорно вошли в глубь моего живота. Немного электричество, узел и осознания боли. Я медленно выдохнул расслабив живот и отпустив диафрагму, как бы помогаю ей найти нужную точку. Я вдохнул, её пальцы переместились на новый объект, она постепенно начала нажим, а я постепенно начал выдох втягивая в себя живот. На её груди я увидел бэйджик с её полным именем, вспомнил как папа рассказывал мне, что самое дорогое, что есть у человека, это его имя. Я спокойно и медленно произнёс её имя.

Плавные движения массажистки получила небольшую подъехал, она посмотрела мне в глаза, улыбнулась и сказала да. Я тоже ей улыбнулся и постепенно глаза опять закрылись.

Интересные стойки в позе йоги разлученные под корректировкой красивой девушки, инструктора. Урок о питании и проблемы современных продуктов которые мы у потребляем в пищу, рассказ консультанта, женщины которая выглядит на 15 лет моложе. Пожилая массажистка которая вечером возвращается домой нянчить внуков.

Приятный запах трав привлек заблудившийся внимание. Я приоткрыл глаза и увидел что массажистка чем-то чудит над пароваркой. Через полотенца она брала с пароварке горячие мешочки. Неведомая зелье было обвернуто в тряпьё и нагрето горячим паром.

Хорошо. Магический хорошо. Тёплыми мешочками массажистка упорно сдавливала затаксикованые мышцы, а мой нос жадно кушал приятный запах, который тихий вечер постепенно выдувал из беседки в зелёную долину окруженную манящими горами.



6 День шестой

Маленький огонь в закопченной лампаде, вялые шаги на утренней трапе, сил немного идти, но идти мне надо, я хочу добраться к новому пути.

Когда дают сок, я замолкаю на белом диване. Я не тороплюсь. Делаю маленькие, маленькие глатки, останавливаюсь и наслаждаюсь освежающим, сладким вкусом.

Свеже выжатый арбуз и ананас, размещённые в месте с кокосовым соком, который ассистентка падала вместе с холодным полотенцем на маленькой тарелочке. Хорошо. Я ещё раз глотнул, и закатил глаза за крышу дома где мы жили.

Выпив стакан английской соли, я посмотрел через балкон на улицу. До заката был ещё час, но природа как будто начала устраиваться в приготовление к ночи. Я решил подняться на крышу.

Над полями кружили птицы, пьяные жуки куда-то летели, в кустахчто там прощала и звенело, а в заторене радостными плакала. Горы не возьмутимо смотрели на этот концерт, облока медленно чесались долину, пропуская лучи уходящего за горизонт солнца.

Я присел на корточки и посмотрел в сторону лучей. Непроизвольно глубоко вздохнул. Я знал что впереди испытание, и стараясь не думать об этом, давал вниманию достаточно пищи для отвлечения. Я первый раз готовился чистить свою спасательную печень.

Небольшая птица часто порхая крыльями пролетела мимо крыши. Вытянув шею она любопытно посмотрела на меня. Да, и я тут, подумал я про себя. Повернув голову направо я увидел что не один. Да, и кузнечик тут. Большой зелёный он сидел рядом со мной и тоже смотрел в сторону заката.

На одном из полей зажгли траву, и мне пришлось оставить нового друга, и пойти вниз чтобы закрыть двери балкона. Эмили уже освободилась и я взял её на крышу, чтобы вместе полюбоваться как гаснет свет в долине. Мой зелёный друг увидев нас поднялся в воздух и полетел по делам.

Мы ствия мы сели на стульчиках и посмотрели как зелёное превращается в чёрное. Я сказал какую-то глупость, Эмили меня ударила в трицепс, мы посмеялись смотря на последней свет заката, и пошли вниз по крутящиеся лестнице принимать в себя следующую лечебную гадость.



7 День седьмой

Жадный золотоискатель в сите просеивал песок. Надеялся ли он найти побольше камень, или же хотел что бы такового не было вообще. Стремился ли он в добычи перегнать других, или хотел поймать тени своего прошлого в своем же кале.

Вчерашний вечер оставил заметную засуху во рту. После двух часов дня в рот не поступало ничего. Потом два раза была принятая английская соль, и перед сном стакан оливкового масла размешанный с апельсиновым соком. После чего, мы сразу залегли на кровати, таким образом, чтобы плечи оставались на подушках, и жидкости текли внутри.

Будильник поднял меня немного до шести, очень вяло встал мы подошли к столику и залпом выпили стакан с английской солью. Мы недоверчиво посмотрели друг другу в глаза, туалет у нас один, а взрывного устройства у нас два. Разберёмся, сказал я, и пошёл на балкон совершать утренние потягивание.

Чудесные, маленькие, выпуклые, зелёные камешки. Я удивлено разглядывал их в сито, и думал, что это только первый урожай, и непонятно сколько ещё будет. Я точно не знал, какой хлеб подарил мне эти камни, но понимал, что город, социум, и собственная развязность наработали свои брильянты.

Ещё несколько подходов, ещё английской соли, ещё один литр воды, и вот фонтан щебечет, потоки несут камни. Эффективный маленький душек, был молоток и отвёртка, он вымывал из песка слюни, и спасал зад от раздражения к туалетной бумаге.

К закату мы подводили итоги, мерили достижения, стенографировали на память объекты сомнительный субстанции. Что маленьких песочных камней, 50 камушков размером с пол горошины, ещё чего, и также представитель золотого фонда размером с небольшую маслину.

Смотря на свой улов, я не спешил подводить итоги. То ли, сюда надо ездить каждый год, толи, надо что-то радикально менять. Кроха подошел. Что такое хорошо, а что такое плохо, каждый должен спросить самого себя, так как мир который мы себе устроили, не так уж хорош для нас самих.


8 День восьмой

Проснувшись рано утром я вышел на балкон, недавно рассвело, но из-за моросящего дождя все как будто спало. Я посмотрел на зелёные поля, в которых изредка перелетали птицы с места на место и при этом ленивая чирикая. Я зевнул.

За семь ночей, я прирос к этому месту голодным животом и самопознавающим энтузиазмом. Пора поднять якорь, собрать вещи, прочистить компас, попрощаться с новыми друзьями и поставить лыжи на новую лыжню. Опять я зевнул.

Мы шатались с Эмили по маленьким улочкам Чангмай, каждый раз приходя мимо очередного ресторана внимание жадная заглядывала в меню, и сознание вопило, хочу, хочу, хочу. Но, при осторожны нашим консультантом, мы знали, что после семидневного голодания наши животы готовы воспринимать только фрукты и незатейливо сготовленные овощи.

Эмили постоянно толкала меня вбок, показывала разные вкусности и глубоко закатываю глаза, мне приходилось выполнять роль полицейского, качать головой и говорить, нет. Энергия была на исходе, и нам часто надо было останавливаться, что мы радостно делали опуская наши попы в уникальные и артистические кафе. Свежевыжатый сок и салат на двоих.

Посматривая на свой диатез на другой стороне локтей и колени, я понимал сколько надо ещё времени, чтобы очистить кровь от выведенных токсинов. Хотя в теле присутствовала определённая лёгкость, истощенность тоже имела свой веский голос.

В очередном кафе, я пролистывал меню чтобы открыть нужную страницу для Эмили. Смотря на количество сахара, масла и мяса которые мы потребляем, у меня возникла иллюзия как будто кто-то специально травит человечество. Я вспомнил рассказ Ким, которая зашла в продуктовый магазин рядом с школой сына: «Там, нет еды. Ты не можешь ничего от туда выбрать, понимая количество отравляющих веществ напичкано в похожих на еду, продуктах.» Мне захотелось переделать фразу одного известного диетолога, «Мы это то, что мы едим», не потому что она не правильная, но просто чтобы внести для себя ясности, с акцентом актуальности нашего столетия, – Что мы не едим, сформирует нас.
2 comments or Leave a comment
Будильник разрезал сознание и протащил железный, ржавый забор, с которого частично облезла черная краска. Рука нащупала источник звука и сделала механическое движения, и звук прекратился. Тишина. Черный забор. Черная краска, которую можно забыть и идти в новой день, но что-то не хотело отпустить, какие-то лямки тянули через стену. За забором остались необъяснимые ощущения и переживания, что-то ностальгическое и важное было там. Там. Но глаза могли только упереться в черный цвет забора, и от напряжения увидеть что там, только становилось больше ржавчины, которая напоминала о другой жизни, которая уже ждала тут.

Тут не до конца завешанные шторы пропускали в комнату свет. Ноги подняли тело, которое понесло пустую голову в уборную. Проходя по гостиной, внимание прилипло к связке ключей не аккуратно брошенным на пол. Память прострелило черный забор как раз в том месте где через дырку было видно, как я стою в подъезде дома своего детства и достаю из под рубашки ключ. Большая двойная дверь и ключик на капроновой нитке. После нескольких поворотов в скважине, пластины замка встали на место и обитая деревом дверь поддалась. За ней была плоская, старая вторая дверь. В подъезде было спокойно, сыро и пусто. Слышны голоса новых соседей с этажа выше, еще было не понятно, что они за люди. Взрослый мужчина похоже уже собрался идти вниз на помойку, но его супруга решила дать ему в придачу какой-то хлам. Я стою на лестничной площадке, и мне любопытно посмотреть на соседа и я знаю что пока я не открыл вторую дверь я еще тут, а за дверью я попаду в другой мир который обнимет и заволокет меня. Я пытаюсь прислушаться и разобрать их голоса, обрывки слов. Резкий звук перебивает их разговор, смывает краску с, в зеленый цвет покрашенных стен, захлопывает двери, и протаскивает черный металлический забор перед глазами. Рука тянется к ночному столику, но не может найти источник. Открываются не довольные глаза, в поиске будильника. Пробившийся через занавешенные шторы свет напомнил о предстоящих делах, и ноги быстро защлепали по полу неся заспанную голову дальше от черного забора.

Tags:

Leave a comment
Кизя перелез через забор и оказался в соседнем дворе где играли мальчики. Они с чем-то возились рядом с лестнецей в подвал.
- Вернулся, - сказал один и все мальцики посмотрели на Кизу, поднялись и пошли к нему.
- Ага, вчера приехали, - по деловому сказал Кизя. Он достал из кармана разные морские ракушки, были те которые можно приложить к уху, другие были просто красивые как возходящее солнце.
- Ваа, - сказал мальчик поменьще и потянул руки к ракушкам.
- Брысь руки! - Кизя начал раскладывать на земле ракушки только ему известной последовательности. Внимание всех следило за Кизеными руками. - За эту три, за эту пять, а эта вообще 10. Кто приготовил "пробки"?
- Десят "пробок" за одну ракушку?! - сказал мальчик по старше в кепке,
- Не хочещ - не меняй. За-то в ней слышно море, - обьяснил Кизя, приложив раковину к уху. Их город был далеко от моря, и ни один из мальчиков не был на побережье и для них слово море было что-то таинственное и загадчное, наполненное приключенческих ожиданий. Кизе повезло больше, его отец был юрист большего национального холдинга, который часто посылал его в командировки. На прошлой неделе, отец взял Кизу ссобой в командировку, где он впревые увидел горизонт который где-то может и кончается, но невозможно далеко по сравнению с Кизей.

Песок начал увязать и по середине образовалась воронка. Края пошли вниз и в стеклянной посуде сверху песок сыпался в нихнюю, отмеряя время. Кому до рождения, а кому и до конца притворного понимание происходящего.

- Можно, я пойду погулять? - спросил Кизя, смотря преданно тете в глаза,
- Иду, только дальше нашей улицы не уходи, - мягко сказала она племяннику, и потом строго добавила, - если месные мальчишки будут обижать, ты сразу кричи и зови меня. - Она не знала как обращаться с детьми, т.к. сама не имела такого багажа радости. Потом еще вспонив какой случай добавила, - И никуда с ними не ходи, тут не город тебе, и игры у них другие.
Кизя кивая уже пятился к двери. Пройдя по улице он увидел рядом с сквером групку мальчиков, которые уже любопытно расматривали его.
- А, кто это тут нарисовался, - сказал один парень который похоже не любил долгие разговоры.
- А, это к Юдашкиным приехал, - сказал второй, как-бы тормозя приятеля, - он к тетке приехал.
- Пусть поживет, - сказал первый, вспоминая мазолистые руки дяди Валеры который был ухажером Кизеной тети и часто к ней наведывался.
- Привет, - незатейлево сказал Кизя, - у вас есть "груши"?! - Все застыли и молча посмотрели на Кизю.
- Есть-то есть, - сказал толстенький мальчик который сидел на скамейке и ему явно было лень вставать, а уже хотелось подойти и расмотреть поближе городского мальчика, - а тебе-то, что?!
- Я менятся хочу, - сказал просто Кизя и присел на корточки и начала на земле разкладывать крышки от пивных бутылок, так называемые "пробки" с разноцветными картинками на лицевой стороне, - Эта два, эта пять, а это восемь.
- А что, это восемь-то?! - пухлый мальчик перевесил центр тяжести в перед и встал со скамейки.
- А она особенная, - ответил Кизя, - это пиво уже не выпускают
- Откуда ты то знаеш - спросил первый мальчик, он был по старше и уже пробывал пиво когда его отец за обедом отлучился к телефону, а он незаметно глатнул из его кружки этот терпкий напиток, и теперь чувствовал себя вполне взрослым - Че, пиво что-ли пьеш?
- Мы живем в городке недалеко от пивного завода...
- Везет же! А то у нас только лес и еще этот свинцовый завод, и то только то что удается от туда стащить это вот такие выбивалы, свинцовые груши, - сказал пухлый мальчик, и достал из кармана свою "грушу", - их делают для рыболовных грузил которые кидают на донку.

В нихней чаше песка стало больше, насыполась горка, которая уперлась в бока сосуда. Теперь создавалось чувство, что это горка писка притягивался пискок из верхней чашы. Писок в горке, как мы втягивал его в себя, говоря что мы должны быть в месте, что мы одно.

- Кизы! Иди скорее кушать, - голос матери с кухни имел магическое свойство проходить через стены, - и ты, хватить листать свои газеты, - сказала она Кизеному отцу, равно растанавливая свой авторетит в доме и свое отношение к прессе и стоящей за ней правящей властью конкрирующей с его авторитетов в доме.
Кизя пришел в столовую и сел за стол смотря в окно на ветки дерева во дворе. Жалко не осталось ракушек, думал Кизя, зато теперь были ценные грузила, а еще было полно пробок которое Кизя вдвойне вымянял на "груши" у ребят в соседнем дворе.
- Хватит считать ворон, - строго сказала мать, - кушай суп. Хорошо что ты читать не умееш, - и повернув голову в сторону отца более осторожно добавила, - а то тоже бы, сворачивал себе мозги этими газетами.
- Я умею, - сказал чуть обиженно Кизы, - только по слогам.
- Ну, ладно, ладно, - успокоилась мать понимая что весь мир не поменяеш, - Еш, давай.
Кузя ел, смотрел на ветки на которых сроду не сидело ворон, но только голуби оставили свои кравописные бледные следы. Жалко что того скромного мальчика, который купил самую дорогую ракушку сегодня не было во дворе. Кизя бы поменял бы назад пробки на эту ракушку, он даже дал бы больше, так как ему очень хотель сейчас послушать море.
- А где Сергей
- Какой Сергей?
- По моему, Спиредековы... ну из пятого подьезда, через улицу. - пытался обьяснить до сконально Кизя, он даше всмпомнил что у этого Сергея была сестра которая занудно играла на скрипке.
- А-а, Спиреденковы?! - сказала мать вставая в свою любимую позу рядом с плитой, - С военной базы-то?! Его отца перевели. Они переехали в другой город, пока ты был в деревне.

Последний писочек явно пытался затормозить процесс, он по-тихоньку дождил вниз. Время остонавливалось, как бы спрашивая "ну что конец? - да конец - теперь точно конец" и последние песчинки медленно летели вниз в свою родную пустыню. Последние песчики знали что в иных мирах есть снежинки которые в безветренныу погоду кружат в воздухе раскрывая свои пушистые ветки. Снежинка раскрылась и полетела медленно кружа и меня форму своего неповторимового рисунка которой разрезая время камнем упадет в пустыню.

(Если бы им в детстве показывали документальные ленты про снежинки, то они были именно теми кто не смотрел, но точно знал что такие ленты точно были. )

Tags:

Leave a comment
- О чем ты думаеш?
- Почему думаю?
- Сидиш, так, без дела.
- Если я не копаюсь в телефоне, значат должен быть чем-то занят... занят думанием?!
- С тобой, все хорошо? - она попыталась найти контакт глазами, чтобы подстроится под его волну.
- Очень хорошо, - ответил он, спокойно посмотрев в глубину ее хитрых глаз. Она слегка успакоелась что нашла найти общий язык, и вроде избежала конфликта. В свете лампы ее глаза имели зеленовато синий цвет. Она улыбнулась, и пытаясь скрыть флирт спросила:
- Точно? Чего хорошего-то?
- То, что я ничем не занят. Не телефонами, ни мыслями, ни задачами, ни ответами. - продолжал он на той-же волне, спокойно, с растановкой, удобно сидя в своем кресле. Она захотела его разглядеть заного, и немного поморгала, но поняв это что это не помогает, начала кидать взгяды в глубь кафе, как бы ищя поддержки в шумном зале в которой врывались звуки с улицы.
- А почему не подумать, если есть занятные мысли? - ее рука оправляла юбку, как будто пытаясь стрехнуть крошки и не много извеняясь.
- Мысли приходят в диалоге, а когда один, самое лутче это попытатся совсем не думать, и этим самым растянуть пространство между прошлым и будущем.


Момент остановился и встал. Из сумочки выпали ключи и со звуком упали на асфальт. Из проехавщей мимо остановки машины слишна была музыка, но она тут же исчела вместе с повернуший на повароте машиной. Девочка нагнулась поднять связку ключей, в этот момент теплый летний ветерок подхвотил край ее юбки и приподнял ее как раз на столько, чтобы пожилой человек сидящий в кафе, отчетливо смог заглянуть и точно различить тот контраст белья с цветом ее шелковистой молочной коже.


- Зеленый,
- А-а,
- Зеленый! - немного раздраженно сказал он.
- Ну-у, - задумчего вытянул товарищь.
- ЗЕ - ЛЕ -НЫЙ !
- Ну, не знаю, не знаю я.. крокодил, что-ли?!
- Я говорю, - сказал он показывая вперед через лобовое стекло, - цвет зеленый. Поехали!


В вечернем вестибюле офисного здания давно затихло. Все остановилось. Люди разбежались кто домой, кто в другую личную жизнь. Было пусто, тихо, скучно, сухо. Она стояла по середине большого стеклянного хола, где массивные колонны из нержавеющего металла уходили куда-то ввысь. Стекло, метал, одноцветнай прозрачный мрамор на полу, тишина. Она стояла подальше от стен, и ждала когда ей вынесут документы, которые ей надо будет передать с вечернем курьером на подпись в центральном комитете. Она стояла как кукола на прозрачном полу, обеими руками держа сумочку в которую не поместятся документы, но куда удачно входил ее внутренней мир. Ее загодочный взгяд смотрел сквозь это бездушное, модерное строение. А ласковый голос рассказывал про то как терпеливо ждала золушка прежде чем ей попалась колдунья в добром настроении, и был бал, и блеск, и было еще чтобо более важное... Резкий звук, все встало. Это остановился вентилятор вентилицонной системы который равномерно изпускал шум. Застыла теперь уже полная тишина. Тишина раздражала ухо, в пямяти еще отрезался шум вентеляционной системы, но уже все было не так, не было не золушки, не куколки, ни музыки с бала. Все было банально, и слишком отчетлево реально. Она огляделась, и увидела что мужчина с пачкой документов в руках устало шел в ее сторону.


- Ты давно ждешь здесь?
- Так... - она посмотрела, в даль.
- Может тебе теплого чаю?! - предложил парень в алипийской куртке снимая рюкзак сплечь. Она еще раз посмотрела на него, вымеряя поузой установленную дистацию и растояние между ними.
- Нет, я так... мне не надо, - сказала она достаточно добро но безразлично, и сидя на траве, сложив руки на коленях приложила их ко рту и устремилась в даль. Он последовал ее взору, где с скалы открывался вид в океан к которуму медленно приблежался огненый шар. Цвета менялись, и с этим все менялось во круг, становилось резче, в океане стали различимы коробли которых так не было видно. Птицы торопясь куда-то проносились уходя несумые куда-то вдаль. Спокойствие и тревога были рядом, но они не трогали тех кто следил за лучами мерцающими на воде. Время кудо-то провалилось, и солнце в своем измерение медлено плыло к крайю горизонта. Крик чайки несущейся между скалами вынул их из сурреалистичекого состояния. Он посмотрел на нее, ее платье и сумочка были, как будто она только что гуляла по бульвару, но он не стал замыкать на этом внимания, и уважительно спросил:
- Когда самый красивый момент заката? - она улыбнулась, повернула голову в его сторону, прищурила глаза и сказала:
- Когда отблески лучей становяца красивее золота на моем пальце.

Tags:

Leave a comment
draft from 201504XX


Стойка у кормушки

В понедельник вечером в винном баре было тихо, к тому же Шанхай задуло морозом, и люди с не привычки сидели по домам. За круглой стойкой в самом углу сидели за бутылочкой Шатоу два шведа, которые от скуки фотографировали изящные закуски которые были выбраны из меню смотря на ценник справа. Вдруг входной тяжелой шторой открылась дверь, подул холодный ветер и вошла девушка... и хотя ей может и было около 30 с абсолютно нормальным лицом шатенки, и раздевшись она оказалась в самом заурядном свитером с переплетами, но все-же ее светлые покрашенные волосы, быстрый взгляд и правильно выбранное место всего за один стул от шведских кавалеров, короновали ее принцессой. Пока еще улыбка не ушла с лица двух парней, официант уже положил меню перед красоткой, а один из кавалером догадался снять шапку, второй понял что уже поздно суетится объяснил себе что шапка модная остался с телефоном в раках мотать ленту моментов.

Она заказала вино и итальянской вечены с французским хлебом. Когда официант принес этой девушке бутылку хорошего мерлота, то швед в шапке положил свой телефон на стол, посмотрел на бутылку на девушку, потом на друга. Друг поймал его взгляд, и улыбнулся так, как будто возмездие за мучения осуществилось и вот посыпалась манна с небес которую теперь по степенно он будет собирать, и вообще не зря мужчины в такой холод ходят в винный бар. Предвкушение приятного продолжение вечера сверкнула огоньком в его глазах, он плавно повернулся и немного томно сказал:
- Холодно сегодня,
Девушка сразу отреагировала, как будто ждала этой фразы: - Да, вообще дубак, - и радостно улыбнулась. Швед остался довольным, ведь лед тронулся, значит процесс пошел. Он завел абстрактную беседу о том что космосе нашли в черных дырах пятна, а его друг оказался начинающим астроном который сразу поддержал беседу, и с таким любопытством рассказал что на луне нашли полезные ископаемые, что если бы наша принцесса понимала хоть чуточку по шведски она обязательно развесила уши с отведшей челюстью. Но так как наша героиня мирно продолжала жевать свой батон, было понятно шведский не в ходил в список языков котором владела ее светлость. Шведы продолжили беседы теперь следя меньше за содержанием, а больше за приятной тональностью дискуссии, ведь даме надо дать дожевать свою булку прежде чем увлечь ее разговором.


Дверь заскрипела, а из-за шторы показались два активных персонажа, они встали по середине не большого зала, по ним не было заметно что они уже выпили за ужином, но их выдавал сияющий оптимизм. Не заметили столиков, не дивана в углу, а сразу осмотрели круглую стойку бара в центре которой стоял скудный официант с помытыми руками. Не долго думая они засели ровно на против одинокой девушки с бутылкой вина. Брюнетка с волосами блодники сразу послала лайк одному, и легкий полусекудный флирт другом. На шведов нашла большая туча. Новички дерзко сели переглянулись с недовольными шведами, и начали рыскать в меню бутылку которую был опустошить, тот кто был одет приличнее начал резюмировать вкусовые показатели одной бутылки, второй который был одет спортивно просто махнул рукой, прикрикнув позвал официанта и сказал:
- Вот эту,
Швед без шапки вспомнил что им надо игнорировать ситуацию, начал не много рассказывать о том что слышал в новостях про шведского премьер министра. И так как их голос был хорошо слышан в тихом баре, то спортивный новичок в армейской куртку сказал своему приятелю показывая взглядом через стойку:
- Шведы, - и так весело рассмеялся, что второй то же начала хихикать и сказал:
- Да, они выглядят как шведы, - и тогда два приятеля еще больше начали смеяться. Но их взгляд быстро поймал красивые и любопытные глаза незнакомки. Шведы, посмотрели друг на друга и кисла немного с презрением в один голос сказали:
- Фины, - потом второй без шапки еще добавил - два лаптя.
Он повернулся к девушке и что сказал ей очень приятное, так что та расцвела на начала им рассказывать как сегодня на рынке ее хотели обмануть, но она потом выгодно сторговалась. После этой милой беседы, швед посмотрел на финов, взглядом, что мы здесь раньше были, и у нас все на мази. После этого все залезли в свой окоп занялись своим делом. Фины пить вино, девушка жевать батон, шведы копаться в телефоне.



Бармен от скуки уже начал ходить по бару, и протирать стулья у стойки, похоже это такие стулья которые надо все время протирать, если не задами клиентов, то тогда с помощью рук официантов. Вдруг у принцессе зазвонил телефон, они начала быстро лопотать на Австрийском, и хотя немецкие обороты резали ухо, но все же все в зале присутствующие подумали какой у нее приятной голос. В разговаривая по телефону, она не ожиданно схватила за руку официанта который тер чудесный стул рядом, и спросила:
- Какой это номер, - официант не понимающее посмотрел на нее - какой это номер дома? - Внимание всего бара было приковано к этой дискуссии.
- Я не знаю
- Я имею ввиду, на этой улице адрес этого бара, какой номер дома
- Я не знаю
Швед без шапки вмешался в беседу: - Чем вам помочь?
- Какой это номер дома?
- 368 - сказал находчевый швед.
- спасибо, - мягко сказала она, а глазами добавила "тебе плюсик", но тут же надо было в трубку сообщить номер дома, т.к. там на другом конце уже сидел в такси, и пытался не выводить из себя таксиста который сутки не спал и плохо пах когда раскрывал рот в крике куда ехать
Когда девушка положила трубку, находчивый официант дал девушке визитную карточку заведения. Прилично одетый фин нагнулся ко второму:
- Чего она хотела? Что спросила?
- Номер дома, - сказал спортсмен - похоже кто то сюда едет, т.к. в такое время не уже поздно для свиданий, то это должно быть пару ее подружек. - радостно просуммировал он, большим гладком заливая содержимое бокала в рот. Второй тоже повеселел, взгляд его перекинулся через стойку где уже сидели радостные шведы, которые прошли по такой же цепочке, и решили заказать вторую бутылку вина.


На этой радостной ноте, в дверях появились два итальянца среднего возраста, расматрев меню и сняв пуховики, один махая рукой с дорогими часами говорил офицанту и другу что-то. Второй мирно сидел в светере который ему подорила жена, что бы все женщины видели что этот мучжина женат и не надо к нему приставать. Итальянцы вглянули на принцессу, но как не высказали большого рвения записыватья в фан клуб, а сконцентрировались на тем за чем пришли, оди выступать долгими монологами с летающими перед глазами часами, и второй сидеть мирно на стуле.

Под этот шум тихо появилась подруга. Она не на кого не произвела впечатления, т.к. было похоже на только что родившую мать, у которой мысли только о младенцах и пеленках. Она сразу начала жевать батон, и пока ее подруга говорила о том какой был сегодня сложный день, и подливала мерлот, та все жевала.

В углу стойки как-то образовалась странная сингапурская парочка, толи они это были лесбиянки, толи кто из них был мальчик, но это никого уже не интересовало, их просто оствали отдельным островом, который можно не замечать. Их одежда, повадки, и не выпыскавшие и рук телефоны, говорили одно, что мост не постоеш даже если выпить все вино в этом замечательном баре. Но вдруг появился из не откуда мужичек с бородой, он не долго думая сел между принцессой и шведами и заказал бакал красного. Он выглядел как греческой поп, у него было даже не большая лысина, а борода была как необритый куст в углу заброшенного парка. Он не скрывая своих намерений начал заигравать с красавицей, так что приличный фин стоял с открытым ртом не понимаю что происходит:
- Они знакомы - спросил он своего друга спорцмена. - Теперь уже да,
- Как это так?!
А поп не останавливаясь втирал девушки какие то истории от которых она мило хихикала. И после этого но взял ее руку и начал показывать как делать массаж рук, а принцесса так начала хохотать что можно было усомниться в свежести белья. Фины не понимали смотрели на это безобразие, и когда они встретились глазами с шведами, они точно поняли, что все скандинавы практически братья, и им греческие попы другой рассы.

Все так могло дайти до ссоры, но тут дверь скрипнула, и зал ввалились компания уже поддавших молодых японок. Они был с хорошим макияжем о одеты в офисные юбки из под которых виднелись апетиные нажки в теплых колготка с интесными узорами, которые любой мужчина мог бы изучать вечно, пока колготки находилось на ногах очеравательных владелец. Изличить такой фетишизм могло только вид тех же колготок без хозяйки на полу своей спальне. Но, спасение утопающих дело рук самих утопающий, а посем японки не заинтересовались не кем в бар, а только хихикая двинулись к стойке.


В тот вечер никто не заметил как две скромные австрийские девушки покинули бар, так как в этот момент одна японка расказывала подруго чтото такое, от чего они после каждого предложение в унис вопроситель но выдавали звук Э-э-э? это не возможно было не игнорировать, и мужчина, молча следили за этой превлекательной компанией. Каждому хотелось чтото им сказать, но они были все в себе, и не проявли интереса к самцам за соденими стульями. Потом как то тихо ушли шведы, хоты итальянцы уже тоже давно заплатили и хотели уходить. Фины взяли еще одну бутылку, но просто пили и смотрели на японок как на стаю воробущек которые клют сухари в кормушке.
Leave a comment
Всех благ тебе, желаю я!
Что б была влажна их там нана,
Когда ты рядом подходил,
И крепким фаласом дразнил!


Что бы кричали в пах Ура!
Когда ты мучал до утра,
Придумав позы, заводил,
Любовью по чуть-чуть кормил!


И что бы помнили тебя,
Веселым, добрым, как себя,
Прощали, и всегда ждали,
Когда придеш, ты из дали!
Leave a comment
После дождя прозрачна до дна лужа,
После дождя вся грязь сошла с небес,
После дождя она дождется мужа,
После дождя остался пуст навес.

Разводы, капли, где-то стук,
Промокший весь фонарь.
Колеса, брызги, голый сук,
В ботинках спит Февраль.

С деревьев капает еще,
Последний сок дождя,
Зачем прохожий ждет чего,
У статуи вождя.

После дождя на улицах так пусто,
После дождя так ярко все в ночи,
После дождя в душе зачем-то грустно,
После дождя, другой дождь впереди.
Leave a comment
Я вчера переехал. Сначала перевозил веши на склад приятельницы. Потом вечером встретился с владельцей и передал ей квартиру, до этого квартиру вымала моя дом работница, так что она была в примерном состоянии. Дом работнице, я подарил немного денег, не считав многих вешей которых я ей оставил. Вечером я отдал квартиру, оставив владелице некоторые веши из техники, мы передвинули вещи как ей нравиться, я обьяснил ей что ей надо починить и кого позвать, и под конец обнял владелицу, у нее сейчас трудные времена, и они слегка всхлипнула, я пожелав ей все хорошего, она меня проводила, и помохала рукой уежаемому такси. Какой-то кусок времени захлопнулся, он похоже давно хотел закрытся, но я его нарошно тормозил. Мне стало очень лекго и хорошо, я переехал в полу-гостиницу, и сев радосно на казенный диван, не смог поверить что я 4 года жил в одном месте и накопил столько барахла, и что все эти 4 года я жил как бы временно обьесняя словами "потом" многие личные компромисы. Мне было возбужденно радосно, что то время прошло, закончилось и не вернеться назад, хотя обсолютно не ясно что будет впереди, и что будет дальше.
Leave a comment
И хотя я не сомневаюсь в Вашем интеллекте, я спешу напомнить что Китайский чай надо заваривать, и нету смыслы его жевать или им натираться, тем более забивать в трубку и похожие приспособления. Пить чай предстоит в расслабленном виде и дружественной атмосфере, принятие которого хорошо аккомпанируется с легкой музыкой Бетховена. Хотя эротическая улыбка может скрасить чай заваренный дважды, усугублять ситуацию не стоит, и после второго раза можно дать блаженному воздуха и правильно утилизировать отходы.

Остальные советы читайте в моей книге Чайные Церемонии, или идеи о том что не стоит делать с чаем во время его потребления.
1 comment or Leave a comment
Еще подростком он знал, что настанет день когда придет счастливая жизнь, и тогда все будет на своих местах. Деньги, семья, карьера, и сам он, будет тем, кем он подсознательно мечтал смотря с приоткрытым ртом свежие голивутские фильмы.

Он рос. И уже, заметный молодой человек к которому прислушиваются девушки, даже с большим сексуальным опытом, он любил рассуждать. Не имея почву для этого липучего занятия, он легко рассуждал о том, чего кому не хватает, чтобы быть на шаг ближе к Заратустре. И хотя его ни кто не просил, он высказывал некоторые из своих соображений, хотя чаще утаивал количество милей отделяющих бедняжек от идеалов придуманных самим, нашим сообразительным героем. Иногда он так увлекался своими рассуждениями, что мог забывать выносить мусор в собственной квартире, хотя на такие банальности не стоит обращать внимания.

Он беседовал и рассуждал, сидя ногу на ногу и качая новым ботинком, который особенно был виден из под не по размеру коротких брюк. В этих беседах, он чаще терял собеседника, хотя появлялись новые, для этого ведь люди и живут в городе. Он это отчасти понимал, и чувствовал что в большом муравейнике культурная свинья, лучше чем неуклюжий лось, но в глубине души не соглашался. Постепенно большая часть его собеседников уже представляла писателей которые давно написали все самое лучше и оставили этот грешный мир. Они отвечали ему книгами, он отвечал им лицемерием, и долгими виртуализированными дискуссиями. Но чаще он с ними соглашался, он верил книгам. Так он познакомился с Фройдом который убедил его выкинуть мусор, хотя бы тот который уже был в помойном ведре. Позже, подружившись с Юнгом он смог наконец обернувшись в зеркало устыдиться собой и своим само-утопизмом глубоко увязшим в нерешенных комплексах. Он чуть не заплакал, но жалеть себя было бесполезно, он засмеялся. Это помогло сразу, жить стало легче, жить стало веселей. Он долго еще смеялся, когда смешно и не смешно он выворачивал суть и снова смеялся. Потекли смешные годы.

Потихоньку новые мысли приходили к нему, он понял что счастье вступило и все уже хорошо, и оно давно уже было хорошо, только почему-то об этом не сообщили в новостях и не написали в газетах. Последних он давно уже подозревал в срывание фактов и своеобразной трактовки бытия. Он бросил питаться медеей и опять стало легче. Катастрофы, бедствия и маньяки теперь остались далеко, и он посмотрел на мир наивными глазами и сам сказал себе "здесь можно пожить". Выключив ориентир в будущее и перестав строить грандиозные планы, он просто сел у окна в плацкартном поезде и начал любоваться миром который быстро пролетал перед ним. Иногда он хотел все остановить, остаться "здесь и сейчас", и он закрывал глаза, созывал друзей и бунтовал. Действительно все останавливалось, но когда он открывал глаза, оказывалось что поезд уже проделал приличный путь.

Когда он думал, что в жизни ничего не добился, его душило угрызение совести. Во времена, когда он видел себя счастливым и благополучным его душила сладкая скука. Горем можно поделится с близким, счастьем не поделишься, не поймут, думал он не замечая боли в желудке. Иногда он тосковал по тем временам в которых он жил для будущего. Ему хотелось сделать много вещей до наступления счастья, а теперь их делать было бы то ли глупо, то ли несуразно. И сейчас насытившись незнанием, укутавшись мнимым счастьем его заспанный мозг деградировал не имея больших целей. Маятник опять качнулся весы перегнулись, времена года меланхолично напоминали о том что надо идти вперед. Началась новая работа над собой, между кнутом и морковкой искались новые идеалы в забытых подростковых записях. Опять не когда вынести мусор и от счастья будет отделять те записи сделанные в блокноте потерянным в памяти.
Leave a comment